Владение как фактор деликтной ответственности

По общепринятому правилуПРАВИЛА — форма нормативного правового акта, которым устанавливаются процедурные нормы, определяющие порядок осуществления какого-либо рода деятельности рассредотачивания бремени доказывания (ч. 1 ст. 56 ГПК РФ, ч. 1 ст. 65 АПК РФ) в случаях деликтной ответственности бремя доказывания лица, причинившего вредВРЕД — в гражданском праве умаление, уничтожение субъективного гражданского права или блага., (дальше – бремя доказывания причинителя) возлагается на потерпевшего.

Применение обозначенного полностью разумного и обоснованного положенияПОЛОЖЕНИЕ — нормативный правовой акт, детально регламентирующий правовой статус, организацию, порядок деятельности определенных гос. органов, организаций и учреждений или системы однородных органов, учреждений, организаций, а также определяющий их взаимоотношения с другими органами, организациями, учреждениями и гражданами. при определённых обстоятельствах может вызывать трудности практического нрава.

Предлагаю, к примеру, разглядеть вопрос доказывания причинителя вреда в случае повреждения (водой, огнём и т.п.) 1-го помещения из другого, размещенного выше, помещения, если его обладатель опровергает свою причастность к повреждению.

Распространение вышеприведённого подхода, возлагающего бремя доказывания причинителя на потерпевшего, на рассматриваемый пример, представляется легитимным, так как происходит в полном согласовании с содержанием законаЗАКОН — 1) в точном смысле юридический акт, принятый высшим представительным органом гос. власти либо непосредственным волеизъявлением населения (в порядке референдума) и регулирующий, как правило, наиболее важные общественные отношения. (п. 1 ст. 1064 ГК РФ, ч. 1 ст. 56 ГПК РФ, ч. 1 ст. 65 АПК РФ).

Совместно с тем, внедрение такового подхода делает позицию потерпевшего в рассматриваемом примере незавидной – без помощи обладателя «повредившего» помещения потерпевшему, навряд ли, получится установить и добыть подтверждения, изобличающие причинителя (при том, что сами по для себя принадлежность лицу источника вреда и наличие бремени его содержания не превращают это лицо в причинителя (см., к примеру, Определение Верховного Суда РФВЕРХОВНЫЙ СУД (ВС) РФ — высший судебный орган РФ по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции. от 28.09.2010 г. № 5-В10-71 по делу о возмещении вреда, обстоятельствённого пожаром в одном доме другому).

В итоге чего в рассматриваемом примере или причинитель сумеет очень просто избегать деликтной ответственности (ввиду отсутствия изобличающих его доказательств), или судуСУД — орган государства, осуществляющий правосудие в форме рассмотрения и разрешения уголовных, гражданских, административных и некоторых иных категорий дел в установленном законом данного государства на основании одних только разъяснений потерпевшего признавать доказанным факт причинения вреда лицом, обозначенным потерпевшим.

Значительно сделать лучше положение потерпевшего мог бы другой подход, основанный на презумпцииПРЕЗУМПЦИЯ (лат. praesumptio) — предположение, признаваемое достоверным, пока не будет доказано обратное причинения вреда обладателем «повредившего» помещения и, соответственно, на возложении на него бремени её опровержения.

Схожий, на самом деле, подход к рассредотачиванию бремени доказывания применен в п. 2 ст. 1079 ГК РФ, согласно которому обладатель источника завышенной угрозы не отвечает за вред, причиненный этим источником, если обоснует, что источник выбыл из его обладания в итоге противоправных действий других лиц.

Совместно с тем, аналогичной нормы для других случаев деликтной ответственности не установлено, из-за чего в этих случаях (в т.ч. и в рассматриваемом примере) нормативное обоснование презумпции причинения вреда обладателем источника вреда и доказывание причинителя представляется проблематическим. До момента принятия обозначенной нормы внедрение предлагаемого подхода если и может быть, то только с значительной толикой правоприменительной смелости и изобретательности.