Основания ответственности директора юрлица: становление судебной практики

Коллеги,

как понятноПОНЯТОЙ — не заинтересованное в исходе уголовного дела лицо, привлекаемое дознавателем, следователем или прокурором для удостоверения факта производства следственного действия, а также содержания, хода и результатов следственного действия (ст. 60 УПК РФ)., участники юридического лица имеют два главных инструмента защиты интересов собственного общества от злоупотреблений членов органов управления – это оспаривание сделок юридического лица и взыскание с виноватых членов органов управления убытков в пользу общества.

Русский правопорядок равномерно и медлительно начинается поворачиваться от господствовавшего в течение долгого времени подхода с акцентом на оспаривание сделок к модели взыскания убытков с директоровДИРЕКТОР (лат. director, от dirigere — выпрямлять, направлять) — начальник, руководитель гос. органа, учреждения, предприятия или учебного заведения.. А именно, в законодательстве и судебной практике создаются все новые препятствия для оспаривания сделок, в то время как судебная практика начинает прояснять аспекты ответственности директоров. В то же время до сего времени возмещение убытков в целом, а с директоров, а именно, остается проблемным в современной российской практике.

Главным вопросом, без прояснения которого невозможна окончательная кристаллизации режима ответственности директоров и членов коллегиальных органов управления, остается вопрос об основаниях ответственности.

В рамках общей гражданско-правовой доктрины ответственности для взыскания убытков нужно наличие доказательств а) виновности действий ответчикаОТВЕТЧИК — одна из сторон гражданского дела, рассматриваемого в суде, или экономического спора, рассматриваемого в арбитражном суде., б) появления у пострадавшего убытков, и в) наличия причинно-следственной связи меж действиями ответчика и убытками. При всем этом как согласно ст.401 ГК, регулирующей основания ответственности за нарушение обязательстваОБЯЗАТЕЛЬСТВО — правоотношение, в силу которого одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги, так и согласно ст.1064 ГК, регулирующей основания деликтной ответственности, вина подразумевается, если причинитель вредаВРЕД — в гражданском праве умаление, уничтожение субъективного гражданского права или блага. (должник) не обоснует свою невиновность.

Применимость принципа виноватой ответственности и презумпции виновности, а равно прояснение содержания идеи вины в контексте ответственности директоров к отношениям по взысканию убытков с директоров общества в Рф до сего времени остается спорным.

Если не отрешаться в принципе от аспекта вины, то подходы к определению содержания данного понятия, также решению трудности установления презумпции (не)виновности в контексте косвенных исковИСК — в процессуальном смысле — обращение истца (предполагаемого носителя субъективного материального права) к суду с просьбой о рассмотрении и разрешении материально-правового спора с ответчиком к директорам компаний могут быть последующими.

Содержание принципа вины

1.            Директор будет считаться виноватым не только лишь за умысел и грубую неосторожность, но за хоть какой просчет в принятии управленческого решения, если такое решение причинило обществу убытки.

2.            Директор будет считаться виноватым, только если будет подтверждена грубая неосторожность либо умысел.

3.            Директор будет считаться виноватым только при наличии умысла на причинение вреда обществу.

Подход к определению презумпции

1.            Вина директора презюмируется, как это и следует из ст.401 и 1064 ГК, если он сам в ответ на иск акционеровАКЦИОНЕР — владелец акций, получающий прибыль по ним в виде дивидендов. (участников) не обоснует оборотное.

2.            В отступление от традиционного подхода специфичность корпоративных отношений может предназначить введение презумпции невиновности директора с возложением жесткого бремени доказыванияДОКАЗЫВАНИЕ — в уголовном процессе регламентированная уголовно-процессуальным законом деятельность органов дознания, предварительного следствия, на  акционеров (участников).

3.            Введение презумпции невиновности может быть обосновано, а бремя доказывания истцов соответственно облегчено за счет установления в практике ВАС (либо законеЗАКОН — 1) в точном смысле юридический акт, принятый высшим представительным органом гос. власти либо непосредственным волеизъявлением населения (в порядке референдума) и регулирующий, как правило, наиболее важные общественные отношения.) целого ряда контрпрезумпций.

 

Определенные политико-правовые ставки данных развилок полностью явны. Чем посильнее ответственность директоров, тем лучше защищенность правПРАВО — 1) в объективном смысле система общеобязательных социальных норм (правил поведения), установленных государством и обеспечиваемых силой его принуждения (позитивное право), либо вытекающих из самой природы, человеческого разума, императив, стоящий над государством и законом (естественное право). По форме закрепления, источникам происхождения, сфере деятельности и другим основаниям различают П. писаное (статутное, прецедентное) и неписаное (обычное), светское и религиозное, национальное и международное. П. как система дифференцировано по отраслям права, каждая из которых имеет свой предмет регулирования и обладает специфическими чертами (см., напр., гражданское право, конституционное право, семейное право, трудовое право, уголовное право), подотрасли (авторское право, наследственное право и др.), межотраслевые комплексы юридических норм (банковское право, предпринимательское право). В сравнительном правоведении П. делят на правовые системы (т. н. правовые семьи): романо-германскую (континентальную), англо-американскую, мусульманскую, традиционную и социалистическую; 2) в субъективном смысле вид и мера возможного поведения лица, гос. органа, народа, государства или иного субъекта (юридическое право). акционеров (в особенности миноритариев), и напротив. Но, с другой стороны, чем больше вероятности вербования к ответственности директоров (в особенности не за предумышленные и очевидно нерадивые деяния, а за грубые просчеты и неосторожность), тем паче ограничивается готовность директоров принимать суровые бизнес-решения, которым в критериях рыночной экономики имманентно присуща значимая степень риска. Нахождение разумного компромисса является одним из главных вопросов русского корпоративного права.

 

Решение этих заморочек в практике ВАС РФ наметилось весной 2012 года, когда до ПрезидиумаПРЕЗИДИУМ (от лат. praesidium — председательство) — группа лиц, коллегия, избранная для руководства собранием, совещанием или постоянный руководящий орган гос. органов, партийных организаций ВАС РФ дошло дело Кировского завода (Постановление Президиума ВАС РФ №12505/11 от 06 марта 2012 года). В этом постановлении Президиум ВАС указалУКАЗ — в РФ и в ряде других государств собственное название наиболее важных актов, издаваемых главой государства (президентом). на то, что добросовестность и разумность управленческих решений директора, повлекших для общества убытки, подразумевается, но при всем этом указал на то, что представленных истцом доказательств заключения контрактаКОНТРАКТ (лат. contractus) — 1) синоним понятия «договор» применительно к гражданским и трудовым правоотношениям; в критериях очевидного конфликта интересов было довольно для того, чтоб поведение директора предполагалось виноватым. В ситуации, когда директор не пожелал преодолевать эту контрпрезумпцию, Трибунал посчитал, что при наличии доказательств убытков и причинно-следственной связи истецИСТЕЦ — лицо, обращающееся в суд, арбитражный или третейский суд с иском за защитой своего нарушенного или оспариваемого права или охраняемого законом интереса выполнил все условия доказывания оснований ответственности директора. Как указал Трибунал, так как совершались взаимосвязанные сделкиСДЕЛКИ — действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей., в которые вовлечено имущество, находившееся в принадлежности самого директора основного общества и его мамы, неплохой управляющий основного общества в схожей ситуации был должен проявить поведение разумно-внимательного лица. А именно, от него обоснованно следовало ждать завышенного контроля ко всем условиям контракта, по которому данное имущество приобреталось дочерним обществом. Согласно тексту постановления поведение директора (непринятие им мер к получению инфы от дочернего общества, в том числе о стоимости приобретения) следовало квалифицировать как преднамеренное неисполнение обязательств генерального директора Кировского завода и сознательное пренебрежение ими, другими словами как виноватое бездействие. Соответственно, при обозначенных обстоятельствах Трибунал посчитал, что истец, доказав факт совершения сделки директором с конфликтом интересов, опроверг  презумпцию добросовестности и перенес бремя доказывания оборотного на директора: конкретно директору, действующему с возможным конфликтом интересов, надлежало обосновать то, что приобретение имущества дочернем обществом совершено в интересах этих юридических лиц, а не для извлечения самим директором личной денежной или другой выгоды.

 

На реальный момент времени Управлением личного права ВАС РФ подготовлен и размещен Проект постановления ПленумаПЛЕНУМ (от лат. plenum — полное) — собрание в полном составе членов выборного руководящего органа какой-либо организации (гос., партийной, общественной) или членов высшего суда (напр., Пленум ВС РФ) ВАС «О неких вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица». В рамках данного Проекта предлагается совсем закрепить последующие главные подходы по вопросу о вине директора как основании его ответственности перед обществом:

1)         Вина директора не презюмируется. Бремя доказывания виноватого нрава поведения директора (либо членов коллегиальных органов управления) лежит на истце (п.1)

2)         При всем этом вводится целый ряд контрпрезумпций, которые переносят бремя доказывания невиновности на директора, как то, к примеру, заключение сделки в критериях конфликта интересов, заведомое познание об убыточности сделки для общества и т.п. (п.2)

3)         Содержание понятия вины применительно к ответственности директоров проясняется через понятия неразумного и нерадивого поведения (п.1). При всем этом исключается ответственность директора за те просчеты, которые входят в рамки обыденного делового риска (п.4).

При принятии данного Проекта будет довольно верно решен о внедрении презумпции невиновности директоров. В то же время само содержание понятия вины в контексте принятия директоров управленческих либо других бизнес решений остается не полностью проясненным. Должна ли вина определяться через личное отношение директора к принимаемым решениям либо беспристрастное соответствие этих решений некоторым конвенциональным эталонам деловой практики? В постановлении Президиума по делу Кировского завода были признаки конкретно последнего решения (аспект «хорошего руководителя»). В Проекте на этот вопрос тривиального ответа не дается.

Все это открывает широкие способности для плодотворной дискуссии, которую и планируется провести в рамках организуемого Юридическим  институтомИНСТИТУТ (от лат. institutum — установление, учреждение) — название различных специализированных учебных заведений (средних, высших, системы повышения квалификации и т. п) “М-Логос” при поддержке издательства Инфотропик Медиа научного круглого стола “Основания ответственности директора юридического лица”. Круглый стол пройдет 25 марта 2013 года в Москве (19.00-21.15). Всех интересующихся данной проблематикой юристовЮРИСТ (нем. Jurist, от лат. juris — право) — человек с юридическим образованием, правовед; практический деятель в области права приглашаем к роли в дискуссии.

Вопросы для обсуждения:

1)       Как оправдано применение аспекта вины в принципе к ответственности директоров? Что значит в содержательном плане аспекты разумности и добросовестности?

2)       Уместно ли введение презумпции невиновности директоров в контексте того, что нормы ГК применительно к договорной и деликтной ответственности указывают на оборотное решение? Какие политико-правовые мотив могут доказать такое решение?

3) Рассредотачивание бремени доказывания и введение контрпрезумпций.

 

В обсуждении планируется роль О.Р. Зайцева, к.ю.н., ведущего советника Управления личного права ВАС РФ; М.А. Ероховой, к.ю.н., советника Управления личного права ВАС РФ; Тая Ю.В., к.ю.н., управляющего напарника Адвокатского бюро «Бартолиус»; Спирина Д.А., директор по корпоративному управлению Prosperity Capital Managent и др.

Все подробности о месте и времени проведения данного круглого стола, также о порядке подачи заявок см. здесь (роль бесплатное)